Бычье молоко. Бычье молоко Почему Александр Беленький обрадовался положительному результату допинг-пробы Саула Альвареса

Бычье молоко. Бычье молоко


Как жена посылала мужа за бычьим молоком (Эфиопия)

 

У одного добропорядочного крестьянина была распутная жена. Как-то раз захотелось ей с милым дружком встретиться. Вот она и говорит мужу:

— Что-то у меня глаза болят. Говорят, бычье молоко от глазной хвори помогает. Поискал бы ты для меня этого снадобья!

Простодушный муж взял котомку с едой и пошел бычье молоко добывать. По дороге встретился ему дэбтэра.

— Куда путь держишь, братец? — спрашивает он крестьянина.

— Ищу для жены бычье молоко. Говорят, оно от глазной хвори помогает.

— Веди меня к себе домой, — говорит дэбтэра, — я тебя научу, как эту хворь вылечить.

Вот пришли они к дому, и дэбтэра говорит:

— Полезай в мой мешок, а что дальше будет — сам узнаешь.

Крестьянин залез в мешок, а дэбтэра постучался в дверь.

— Добрый вечер, хозяйка! Пусти переночевать!

— Заходи, божий человек. А что в мешке несешь?

— Церковную утварь. Надо ее подальше от чужих глаз спрятать.

Поставили они мешок в клеть, сели ужинать втроем: дэбтэра, хозяйка-блудница и ее дружок. Наелись баранины, напились свежего тэлля. Хозяйка говорит:

— Спел бы ты нам, дэбтэра! Ведь ты мастер псалмы и церковные гимны петь. А мы подпоем.

— Нет, — говорит дэбтэра, — лучше уж ты, хозяйка, запевай, а я подпевать буду.

Вот бесстыдница и запела во весь голос:

Кто быка доить идет, пусть обратно не придет!

А дэбтэра подхватил:

Слушай, слушай, мой мешок, этот звонкий голосок. Помни, помни, мой мешок, этот славный вечерок.

Так весь вечер и пропели. А как настала пора ложиться спать, хозяйка гостю на кухне постелила, а сама с дружком милым улеглась.

Едва они уснули, обманутый муж вылез из мешка, взял острый нож и перерезал горло прелюбодею. Голову кинул в чан с суслом для тэлля и скрылся.

Наутро хозяйка потянулась милого по головке погладить, а ее на плечах нет! Испугалась грешница до смерти и кричит:

— Эй, дэбтэра! Иди сюда! Горе-то какое! У моего дружка за ночь шея стала короче на два вершка!

— Не кричи и не плачь, не то соседи услышат, — говорит дэбтэра, а сам сразу смекнул, в чем дело. — Лучше сбрось мертвое тело в выгребную яму. А я пойду пока проведаю свой мешок.

Только хозяйка забросала труп отбросами, как бежит дэбтэра.

— Украли! — кричит. — Украли мою утварь! Пошли к судье!

Хозяйка испугалась и говорит:

— Не веди меня к судье, божий человек! Я тебе вместо утвари всю мужнину одежду отдам.

Дэбтэра запихал одежду в мешок да скорей за порог.

Вскоре приходит муж. Жена обед стряпает.

— Как поживаешь, жена? — спрашивает муж. — Болят глаза?

— Сегодня полегчало, — отвечает жена. — Только ночью плохо спалось, оттого и глаза красные.

— А что это у тебя горшок разбулькался, вроде как говорит что-то? Так-так, ясно! Значит, голова в пивном чане, а тело в выгребной яме. Что за чудеса в моем доме творятся! А ну-ка сходи, жена, загляни в чан с тэлля.

Блудница сунула руку в сусло, да голову и вытащила! А муж кричит, чтобы еще и в выгребную яму заглянула.

Делать нечего, пришлось ей тело милого дружка из отбросов вытаскивать.

— Не дай бог, соседи узнают, — говорит муж. — Не миновать нам тогда острога, не видать родного порога. Бери ремни, потащим труп к ущелью.

Притащили мертвое тело к обрыву. Муж и говорит:

— С кем пела-развлекалась, с тем навеки и осталась! — И столкнул изменницу в пропасть.

А сам вернулся домой и вскоре новую жену взял.

Так рассказывают. А кое-кто при этом еще и добавляет: не строй мужу козни — сама казнена будешь!

litresp.ru

Бычье молоко - Город СПб

Когда я услышал о том, что допинг-проба Саула Альвареса, которому 5мая предстоит матч-реванш с Геннадием Головкиным, дала положительныйрезультат на запрещенный препарат кленбутерол, сердце мое возликовало, адуша возрадовалась. Или наоборот — душа возликовала, а сердце возрадовалось.

Нет-нет,я ни в коем случае не подумал о том, что бой отменят, и Головкин теперьуже точно останется при своих титулах WBA, WBC и IBF в среднем весе(72,6 кг), все признают, что прошлый бой с Авальресом закончился никакойне ничьей, Головкин его выиграл, а дальше все будет просто оченьхорошо, как на детском утреннике.

Тем не менее, восторг я испытал,прям как когда дембельский автобус выехал из ворот родной части, и яувидел одного гребаного прапора, по привычке пьянствовавшего вавтопарке, и понял, что больше никогда не увижу это [лицо — изменено цензурой с сохранением смысла]. Вот тридцать с лишним лет прошло, а все забыть это счастье не могу.

Нет,бой, конечно, будет. Более того, думаю, он состоялся бы, даже если бы вАльваресе нашли то ли 30, то ли сорок килограммов мидовского кокаина,которые каким-то чудом утряслись в Аргентине. Помните: нашли четыреста, акуда-то там доехало только триста шестьдесят. Впрочем, я ни на что ненамекаю. Может, кокаин и впрямь так усыхает. Как человек, его непотребляющий ни в каком виде, просто не знаю.

Итак, бой будет. И последний человек, кто станет требовать, чтобы его отменили —это Геннадий Головкин. По одной простой причине. Чтобы заработать такиеденьги, как на Альваресе, ему придется лет десять работать в ринге непокладая кулаков, а тут можно разом еще не родившимся внукам старостьобеспечить.

А теперь несколько слов о том, что, на мой циничный взгляд, собственно, произошло.

Сразускажу: в Бога я, пожалуй, все-таки верю, потому что не верить было бы смоей стороны черной неблагодарностью, но я однозначно не верю внепорочное проникновение допинга в организм спортсмена. И все этовытье-нытье о пописавших в твою пробирку коварных, пробравшихся в ночиврагах, а также о происках дИавола и мировой закулисы меня не убеждают,кто бы ни выл-ныл: проклятый пиндос, друг-мексиканец или любимыйсоотечественник ни в чем и никогда не виновный по определению, которыйвсегда пьет всегда одну чистую родниковую воду. И ту еще три разафильтрует и четыре раза кипятит. Нет, принимать этот парад невинности якатегорически не готов.

Допинг, конечно, всегда проникает ворганизм через шприц, таблетки или еще что-то в этом роде. И кленбутеролпроник в Саула Альвареса тем же дедовским или, если хотите, бабовскимспособом. И выбран этот препарат был не случайно.

Широко известно,что мексиканцев ловили на кленбутероле далеко не раз. Препарат этотдейственный, но все-таки не самый эффективный, однако под него естьроскошная отмазка. Дело в том, что в Мексике его применяют вживотноводстве для откорма скота. Видимо, чтобы мышцы, еще непревратившиеся в мясо на нашем столе, быстрее росли. То есть,кленбутерол — это такое бычье молоко. В смысле не то молоко, котороебычки производят (какое от быка, как и от козла, молоко?), а то, которымих самих для здоровья подкармливают. Таким образом, можно всегда идопинг съесть, и, если случится засыпаться, сказать, что ты никогданичего не принимал и вообще весь из себя ни в чем не виноватый, простоне того мяса поел. И именно это все пойманные и говорят.

В такоеможно с дружеским натягом поверить только в первый раз, потому что утоповых боксеров за питанием следят хорошие специалисты, но с каждымследующим разом верить становится сложнее, а в случае с Альваресомповерить совсем невозможно.

У самого денежного на данный моментбойца, входящего к тому же в конюшню не последнего человека в боксеОскара Де Ла Хойи, с диетологами, как и со всем остальным, полныйпорядок. Так что случайно в его пищу ничего не попадает, и даже если всупе вдруг обнаружится муха, это будет очень нужная муха, без которойникак нельзя, а тут целый кленбутерол. Он тем более не мог попасть ворганизм Альвареса случайно, что проблема с ним давно известна.

Конечно,антидопинговые чиновники будут теперь хмурить брови и шевелить ушами,но особо долго заниматься это лицевой гимнастикой не станут и добро, вконце не самых длинных концов, дадут. Можно сказать, уже дали. Так чтообо всей этой истории можно забыть.

Возможно, у кого-то возник вопрос: так отчего же тогда моя душа возликовала и чему возрадовалось сердце?

Ая скажу, причем даже если никто не спросит, все равно скажу. Преждевсего, приятно все-таки увидеть доказательство тому, что, вопрекираспространенным мнениям, допинговая охота идет далеко не только нанаших спортсменов. Уж всеобщего любимчика рыжего мексиканца СаулаАльвареса, от которого, пусть и по-разному, но одинаково сильно балдеютдевочки и мальчики по обе стороны неспокойной американо-мексиканскойграницы, ловить точно никто не хотел.

Кстати, подтверждение тому,что боксеры стали бояться антидопингового отстрела я также вижу в том,что накануне недавнего боя с беглым кубинцем Ортисом двухметровыйтяжеловес Деонтей Уайлдер потянул значительно меньше, чем обычно — всегооколо 97,5 кг. Конечно, версию самого американского боксера, что онпросто похудел из-за болезни, опровергнуть невозможно, но уж слишком уУайлдера были в этом бою тощенькие ножки, прямо спички. Да, ноги у неговсегда были, далеко не как у Геракла, но сейчас уже был совсем перебор.Неужели от простуды похудели? А может, от того, что чего-то вкусногонедоел? Так что мне кажется, что Уайлдера просто на всякий случай лишилина этот раз подпитки. А Альвареса, видимо, не лишили, но пространстводля маневра, в том числе и для отступления с невинными рожами, оставили.

Ивот здесь мы переходим к главному. Боксерский тренировочный циклпродолжается обычно два месяца. Бой намечен на 5 мая, так что онтолько-только начался. И вот как раз в самом начале тренировок Альваресалишают его бычьего молочка и снимают с допингового довольствия. Что этоозначает? Правильно: что на бой он выйдет настолько чистым, насколькопрофессиональный спортсмен вообще чистым быть может. То есть, до юнойдевы во всем белом ему далеко, впрочем, смотря до какой.

По моимприкидам, это означает, что супервыносливости во второй половине бояАльварес не покажет. К тому же спортсмены, привыкшие к подпитке, без неечасто чувствуют себя не так уверенно.  Вплоть до того, что иногда имвкалывают дистиллированную воду, чтобы они сами думали, что подзаряжены.Разумеется, все это еще никак не гарантирует Головкину победу, но,думаю, повышает его шансы с 50-50 до 60-40.

xn--90add3bahek.xn--p1ai

Бычье молоко - ВсеВести24

Опубликовано: 11 марта 2018, 14:42 Категория: Спорт

Почему Александр Беленький обрадовался положительному результату допинг-пробы Саула Альвареса

  Когда я услышал о том, что допинг-проба Саула Альвареса, которому 5 мая предстоит матч-реванш с Геннадием Головкиным, дала положительный результат на запрещенный препарат кленбутерол, сердце мое возликовало, а душа возрадовалась. Или наоборот — душа возликовала, а сердце возрадовалось.

  Нет-нет, я ни в коем случае не подумал о том, что бой отменят, и Головкин теперь уже точно останется при своих титулах WBA, WBC и IBF в среднем весе (72,6 кг), все признают, что прошлый бой с Авальресом закончился никакой не ничьей, Головкин его выиграл, а дальше все будет просто очень хорошо, как на детском утреннике.

  Тем не менее, восторг я испытал, прям как когда дембельский автобус выехал из ворот родной части, и я увидел одного гребаного прапора, по привычке пьянствовавшего в автопарке, и понял, что больше никогда не увижу это [лицо — изменено цензурой с сохранением смысла]. Вот тридцать с лишним лет прошло, а все забыть это счастье не могу.

  Нет, бой, конечно, будет. Более того, думаю, он состоялся бы, даже если бы в Альваресе нашли то ли 30, то ли сорок килограммов мидовского кокаина, которые каким-то чудом утряслись в Аргентине. Помните: нашли четыреста, а куда-то там доехало только триста шестьдесят. Впрочем, я ни на что не намекаю. Может, кокаин и впрямь так усыхает. Как человек, его не потребляющий ни в каком виде, просто не знаю.

  Итак, бой будет. И последний человек, кто станет требовать, чтобы его отменили — это Геннадий Головкин. По одной простой причине. Чтобы заработать такие деньги, как на Альваресе, ему придется лет десять работать в ринге не покладая кулаков, а тут можно разом еще не родившимся внукам старость обеспечить.

  А теперь несколько слов о том, что, на мой циничный взгляд, собственно, произошло.

  Сразу скажу: в Бога я, пожалуй, все-таки верю, потому что не верить было бы с моей стороны черной неблагодарностью, но я однозначно не верю в непорочное проникновение допинга в организм спортсмена. И все это вытье-нытье о пописавших в твою пробирку коварных, пробравшихся в ночи врагах, а также о происках дИавола и мировой закулисы меня не убеждают, кто бы ни выл-ныл: проклятый пиндос, друг-мексиканец или любимый соотечественник ни в чем и никогда не виновный по определению, который всегда пьет всегда одну чистую родниковую воду. И ту еще три раза фильтрует и четыре раза кипятит. Нет, принимать этот парад невинности я категорически не готов.

  Допинг, конечно, всегда проникает в организм через шприц, таблетки или еще что-то в этом роде. И кленбутерол проник в Саула Альвареса тем же дедовским или, если хотите, бабовским способом. И выбран этот препарат был не случайно.

  Широко известно, что мексиканцев ловили на кленбутероле далеко не раз. Препарат этот действенный, но все-таки не самый эффективный, однако под него есть роскошная отмазка. Дело в том, что в Мексике его применяют в животноводстве для откорма скота. Видимо, чтобы мышцы, еще не превратившиеся в мясо на нашем столе, быстрее росли. То есть, кленбутерол — это такое бычье молоко. В смысле не то молоко, которое бычки производят (какое от быка, как и от козла, молоко?), а то, которым их самих для здоровья подкармливают. Таким образом, можно всегда и допинг съесть, и, если случится засыпаться, сказать, что ты никогда ничего не принимал и вообще весь из себя ни в чем не виноватый, просто не того мяса поел. И именно это все пойманные и говорят.

  В такое можно с дружеским натягом поверить только в первый раз, потому что у топовых боксеров за питанием следят хорошие специалисты, но с каждым следующим разом верить становится сложнее, а в случае с Альваресом поверить совсем невозможно.

  У самого денежного на данный момент бойца, входящего к тому же в конюшню не последнего человека в боксе Оскара Де Ла Хойи, с диетологами, как и со всем остальным, полный порядок. Так что случайно в его пищу ничего не попадает, и даже если в супе вдруг обнаружится муха, это будет очень нужная муха, без которой никак нельзя, а тут целый кленбутерол. Он тем более не мог попасть в организм Альвареса случайно, что проблема с ним давно известна.

  Конечно, антидопинговые чиновники будут теперь хмурить брови и шевелить ушами, но особо долго заниматься это лицевой гимнастикой не станут и добро, в конце не самых длинных концов, дадут. Можно сказать, уже дали. Так что обо всей этой истории можно забыть.

  Возможно, у кого-то возник вопрос: так отчего же тогда моя душа возликовала и чему возрадовалось сердце?

  А я скажу, причем даже если никто не спросит, все равно скажу. Прежде всего, приятно все-таки увидеть доказательство тому, что, вопреки распространенным мнениям, допинговая охота идет далеко не только на наших спортсменов. Уж всеобщего любимчика рыжего мексиканца Саула Альвареса, от которого, пусть и по-разному, но одинаково сильно балдеют девочки и мальчики по обе стороны неспокойной американо-мексиканской границы, ловить точно никто не хотел.

  Кстати, подтверждение тому, что боксеры стали бояться антидопингового отстрела я также вижу в том, что накануне недавнего боя с беглым кубинцем Ортисом двухметровый тяжеловес Деонтей Уайлдер потянул значительно меньше, чем обычно — всего около 97,5 кг. Конечно, версию самого американского боксера, что он просто похудел из-за болезни, опровергнуть невозможно, но уж слишком у Уайлдера были в этом бою тощенькие ножки, прямо спички. Да, ноги у него всегда были, далеко не как у Геракла, но сейчас уже был совсем перебор. Неужели от простуды похудели? А может, от того, что чего-то вкусного недоел? Так что мне кажется, что Уайлдера просто на всякий случай лишили на этот раз подпитки. А Альвареса, видимо, не лишили, но пространство для маневра, в том числе и для отступления с невинными рожами, оставили.

  И вот здесь мы переходим к главному. Боксерский тренировочный цикл продолжается обычно два месяца. Бой намечен на 5 мая, так что он только-только начался. И вот как раз в самом начале тренировок Альвареса лишают его бычьего молочка и снимают с допингового довольствия. Что это означает? Правильно: что на бой он выйдет настолько чистым, насколько профессиональный спортсмен вообще чистым быть может. То есть, до юной девы во всем белом ему далеко, впрочем, смотря до какой.

  По моим прикидам, это означает, что супервыносливости во второй половине боя Альварес не покажет. К тому же спортсмены, привыкшие к подпитке, без нее часто чувствуют себя не так уверенно.  Вплоть до того, что иногда им вкалывают дистиллированную воду, чтобы они сами думали, что подзаряжены. Разумеется, все это еще никак не гарантирует Головкину победу, но, думаю, повышает его шансы с 50-50 до 60-40.

Блог Александра Беленького11 марта 2018, 12:52

Александр Беленький

vsevesti24.ru

Головкин - Альварес: прогноз на бой.

Когда я услышал о том, что допинг-проба Саула Альвареса, которому 5 мая предстоит матч-реванш с Геннадием Головкиным, дала положительный результат на запрещенный препарат кленбутерол, сердце мое возликовало, а душа возрадовалась. Или наоборот — душа возликовала, а сердце возрадовалось.

Нет-нет, я ни в коем случае не подумал о том, что бой отменят, и Головкин теперь уже точно останется при своих титулах WBA, WBC и IBF в среднем весе (72,6 кг), все признают, что прошлый бой с Авальресом закончился никакой не ничьей, Головкин его выиграл, а дальше все будет просто очень хорошо, как на детском утреннике.

Тем не менее, восторг я испытал, прям как когда дембельский автобус выехал из ворот родной части, и я увидел одного гребаного прапора, по привычке пьянствовавшего в автопарке, и понял, что больше никогда не увижу это [лицо — изменено цензурой с сохранением смысла]. Вот тридцать с лишним лет прошло, а все забыть это счастье не могу.

Нет, бой, конечно, будет. Более того, думаю, он состоялся бы, даже если бы в Альваресе нашли то ли 30, то ли сорок килограммов мидовского кокаина, которые каким-то чудом утряслись в Аргентине. Помните: нашли четыреста, а куда-то там доехало только триста шестьдесят. Впрочем, я ни на что не намекаю. Может, кокаин и впрямь так усыхает. Как человек, его не потребляющий ни в каком виде, просто не знаю.

Итак, бой будет. И последний человек, кто станет требовать, чтобы его отменили — это Геннадий Головкин. По одной простой причине. Чтобы заработать такие деньги, как на Альваресе, ему придется лет десять работать в ринге не покладая кулаков, а тут можно разом еще не родившимся внукам старость обеспечить.

А теперь несколько слов о том, что, на мой циничный взгляд, собственно, произошло.

Сразу скажу: в Бога я, пожалуй, все-таки верю, потому что не верить было бы с моей стороны черной неблагодарностью, но я однозначно не верю в непорочное проникновение допинга в организм спортсмена. И все это вытье-нытье о пописавших в твою пробирку коварных, пробравшихся в ночи врагах, а также о происках дИавола и мировой закулисы меня не убеждают, кто бы ни выл-ныл: проклятый пиндос, друг-мексиканец или любимый соотечественник ни в чем и никогда не виновный по определению, который всегда пьет всегда одну чистую родниковую воду. И ту еще три раза фильтрует и четыре раза кипятит. Нет, принимать этот парад невинности я категорически не готов.

Допинг, конечно, всегда проникает в организм через шприц, таблетки или еще что-то в этом роде. И кленбутерол проник в Саула Альвареса тем же дедовским или, если хотите, бабовским способом. И выбран этот препарат был не случайно.

Широко известно, что мексиканцев ловили на кленбутероле далеко не раз. Препарат этот действенный, но все-таки не самый эффективный, однако под него есть роскошная отмазка. Дело в том, что в Мексике его применяют в животноводстве для откорма скота. Видимо, чтобы мышцы, еще не превратившиеся в мясо на нашем столе, быстрее росли. То есть, кленбутерол — это такое бычье молоко. В смысле не то молоко, которое бычки производят (какое от быка, как и от козла, молоко?), а то, которым их самих для здоровья подкармливают. Таким образом, можно всегда и допинг съесть, и, если случится засыпаться, сказать, что ты никогда ничего не принимал и вообще весь из себя ни в чем не виноватый, просто не того мяса поел. И именно это все пойманные и говорят.

В такое можно с дружеским натягом поверить только в первый раз, потому что у топовых боксеров за питанием следят хорошие специалисты, но с каждым следующим разом верить становится сложнее, а в случае с Альваресом поверить совсем невозможно.

У самого денежного на данный момент бойца, входящего к тому же в конюшню не последнего человека в боксе Оскара Де Ла Хойи, с диетологами, как и со всем остальным, полный порядок. Так что случайно в его пищу ничего не попадает, и даже если в супе вдруг обнаружится муха, это будет очень нужная муха, без которой никак нельзя, а тут целый кленбутерол. Он тем более не мог попасть в организм Альвареса случайно, что проблема с ним давно известна.

Конечно, антидопинговые чиновники будут теперь хмурить брови и шевелить ушами, но особо долго заниматься это лицевой гимнастикой не станут и добро, в конце не самых длинных концов, дадут. Можно сказать, уже дали. Так что обо всей этой истории можно забыть.

Возможно, у кого-то возник вопрос: так отчего же тогда моя душа возликовала и чему возрадовалось сердце?

А я скажу, причем даже если никто не спросит, все равно скажу. Прежде всего, приятно все-таки увидеть доказательство тому, что, вопреки распространенным мнениям, допинговая охота идет далеко не только на наших спортсменов. Уж всеобщего любимчика рыжего мексиканца Саула Альвареса, от которого, пусть и по-разному, но одинаково сильно балдеют девочки и мальчики по обе стороны неспокойной американо-мексиканской границы, ловить точно никто не хотел.

Кстати, подтверждение тому, что боксеры стали бояться антидопингового отстрела я также вижу в том, что накануне недавнего боя с беглым кубинцем Ортисом двухметровый тяжеловес Деонтей Уайлдер потянул значительно меньше, чем обычно — всего около 97,5 кг. Конечно, версию самого американского боксера, что он просто похудел из-за болезни, опровергнуть невозможно, но уж слишком у Уайлдера были в этом бою тощенькие ножки, прямо спички. Да, ноги у него всегда были, далеко не как у Геракла, но сейчас уже был совсем перебор. Неужели от простуды похудели? А может, от того, что чего-то вкусного недоел? Так что мне кажется, что Уайлдера просто на всякий случай лишили на этот раз подпитки. А Альвареса, видимо, не лишили, но пространство для маневра, в том числе и для отступления с невинными рожами, оставили.

И вот здесь мы переходим к главному. Боксерский тренировочный цикл продолжается обычно два месяца. Бой намечен на 5 мая, так что он только-только начался. И вот как раз в самом начале тренировок Альвареса лишают его бычьего молочка и снимают с допингового довольствия. Что это означает? Правильно: что на бой он выйдет настолько чистым, насколько профессиональный спортсмен вообще чистым быть может. То есть, до юной девы во всем белом ему далеко, впрочем, смотря до какой.

По моим прикидам, это означает, что супервыносливости во второй половине боя Альварес не покажет. К тому же спортсмены, привыкшие к подпитке, без нее часто чувствуют себя не так уверенно.  Вплоть до того, что иногда им вкалывают дистиллированную воду, чтобы они сами думали, что подзаряжены. Разумеется, все это еще никак не гарантирует Головкину победу, но, думаю, повышает его шансы с 50-50 до 60-40.

Оцените материал:

www.sportsdaily.ru


Смотрите также