Молоко (журнал). Молоко журнал


Лидия Сычева / Другие проекты / МОЛОКО

Литературный журнал МОЛОКО

Обложка 1-го номера, вышедшего 6 ноября 1998 года.

«Литинститут в 1998-м году. Заочное отделение. На лекции по истории русской критики за длинным столом сидят вместе: журналист столичной газеты, инженер-компьютерщик из Уфы, официантка из Санкт-Петербурга, грузчик из Калуги, учительница из Луганска, еще один журналист-провинциал (в недавнем прошлом - боец скота). Лектор трагически рассказывает, как критика Надеждина сослали в Усть-Сысольск... Всё это кажется игрой в литературу - и эти лекции, и Литинститут, и далекие коллеги «по цеху», пострадавшие за убеждения. Третий курс - подавляющее большинство студентов уже ничего не пишет, не пробует даже двинуться со своими рукописями в толстые журналы. На дворе 1998-й - никакая литература никому не нужна, только и разговоров о деньгах, рыночной экономике, вхождении в «западную семью»... «Ребята, а давайте свой журнал будем выпускать!» - такая идея могла родиться только от отчаяния...

На курсе уже выходил один журнал - «Алконост». В нем в основном была представлена поэзия последователей «чистого искусства». Лидия Сычева, главный редактор «МОЛОКА» рассказывает: «Но мы-то знали, что искусство - это жизнь, а не туманные абстракции. Мы все - и по своему происхождению, и по профессиям, и по тому, как пришли в литературу - были людьми слишком земными. И потому журнал свой решили сразу же, с первого номера, делать серьезно и для жизни. Мы назвали его «МОЛОКО» («Молодое око»), добавив очень важный для всех нас подзаголовок «Русский литературный журнал».

Из статьи Петра Ткаченко «Молодежное «МОЛОКО» // Читающий патриот. 2003, № 1.

«И все же магистральное направление русской молодой прозы есть. Есть совершенно другой облик поколения. Он запечатлен в молодых изданиях, например, в православном журнале для сомневающихся “Фома” или в молодежных журналах “Странник” (Саранск), и “Молоко” (Москва), “После двенадцати” (Новосибирск) наконец, во многих литературных журналах провинции. Эту прозу отличает наличие в ней активной творческой и личностной воли, что Лидия Сычева, главный редактор “Молока”, отразила в словах: “Мы ведь лучшие, самые плодоносные годы жизни потратили не на творчество, а на борьбу. Борьбу за сохранение в себе человеческого”. Об этом — небольшая повесть Наталии Алексютиной “Иллюзия” (“МОЛОКО” № 5, 2000) — о том, что именно любовь (к родине, семье, человеку) оболгана и осквернена, о том, что только горькой может быть жизнь без любви. И мыслящий иначе — лжет. И тогда в лжецах окажутся слишком многие наши литературные авторитеты. Вообще “Молоко” совершенно осознанно ориентируется на реализм как школу, как путь и мировоззрение. Эти позиции близки и саранскому “Страннику”».

Из статьи Капитолины Кокшеневой «Все та же любовь... Проза молодых: мифы и реальность» Читать дальше

В 2000-м году основатели «МОЛОКА» окончили Литературный институт. Журнал не перестал существовать, из чисто молодежного издания он вырос в солидный интернет-проект, где публикуются не только дебютанты, но и известные писатели. Главный критерий – соответствие литературного труда концепции издания. Она предельно ясна: «Красота, честность и национальная полезность». С 2001-го журнал выходит только в интернете. Периодичность обновления – 2 раза в месяц. Главный редактор журнала (с момента основания и по настоящий день) Лидия Сычева, веб-редактор Вячеслав Румянцев. Перейти на сайт "МОЛОКА"

Писатели о журнале

Дмитрий Ермаков: Я в интернете недавно – два года. У меня и компьютер-то незадолго до этого появился, всё на машинке шлепал. Так уж получилось.  Но, подключаясь к интернету, я уже точно знал какой журнал найду в первую очередь. Я и нашёл его сразу, набрав в поисковике единственное слово – "Молоко". Читать дальше

Дмитрий Крылов: Интернет - это стихия. В нее погружаются и из нее рождаются: идеи, сюжеты, имена, жанры. Многие литературные журналы в рунете плескались в мутных волнах этой стихии. Большинство утонули. Остались на плаву только те, кто нашел свою нишу и, как следствие, своих авторов и читателей. Читать дальше

Александр Андрюшкин: Журнал «Молоко» сразу, повторяю, повел линию на то чтобы не делать лишних «звуков», как и лишних «телодвижений», и тут уже был повод приглядеться к его главному редактору, Лидии Сычевой, которой, на момент создания «Молока», было едва за тридцать, но которая уверенно утверждала себя как талантливый прозаик и журналист. Читать дальше

Десять лет журналу "МОЛОКО". Видео

Пятнадцать лет журналу "МОЛОКО". Видео

Интервью Лидии Сычёвой о журнале

МОЛОКО – журнал-медалист Читать

lsycheva.ru

Молоко (журнал) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Специализация:Периодичность:Язык:Главный редактор:Страна:Дата основания:Веб-сайт:
Молоко
Молодое око

литературный

1 раза в месяц

русский

Л. Сычева

Россия Россия

1998

[moloko.ruspole.info/ ruspole.info]

К:Печатные издания, возникшие в 1998 году

«Молоко» — русский литературный журнал консервативной направленности.

История

Журнал основан в 1998 году студентами Литературного института из творческих семинаров Р. Киреева, Н. Евдокимова, Н. Старшинова и др. Название — сокращение от первоначального «Молодое око». Издание позиционировалось как журнал русской, традиционной культуры. Публицист Дмитрий Крылов: «Это журнал консервативный. Его консерватизм заметен во вкусах, средствах выражения и подборе авторов»[1].Критик Капитолина Кокшенева: «Вообще „Молоко“ совершенно осознанно ориентируется на реализм как школу, как путь и мировоззрение. Эти позиции близки и саранскому „Страннику“».[2]. Переводчик Александр Андрюшкин: «С самого начала журнал «Молоко» повел себя не совсем обычно, так как почему-то избегал шумной саморекламы»[3].

С 2000 года журнал выходит в интернете, входил в состав исторического портала Хронос, затем в состав содружества литературных журналов в сети «Русское поле»[4]. Веб-редактор МОЛОКА — В. Румянцев. Главный редактор — Лидия Сычева. Среди авторов — Виктор Боченков, Валентин Сорокин, Аршак Тер-Маркарьян, Владимир Пронский, Капитолина Кокшенева, Иван Зорин, Игорь Жданов, Вячеслав Куприянов, Вадим Дементьев, Айдар Хусаинов, Григорий Долуханов, Татьяна Леванова, Ольга Иженякова, Платон Беседин, Екатерина Глушик, Руслана Ляшева и мн. другие литераторы.

В журнале существуют разделы: «Проза», «Поэзия», «Очерк», «Критика», «Полемика», «Драматургия, сценарии», «Дневник писателя», «Эссе», «Беседы», «Будущее России», «Литературные конкурсы и премии» и др.

Журнал открыл российскому читателю украинского прозаика Ульяну Гамаюн, романиста Игоря Удачина, художника Станислава Плутенко и др. В 2009 году журнал первым из столичных изданий опубликовал иркутского прозаика Андрея Антипина.

«Молоко» — общественный проект, его недостаток — отсутствие гонораров для авторов. У журнала есть свой видеоканал на YouTube[5].

Напишите отзыв о статье "Молоко (журнал)"

Примечания

  1. ↑ [www.lych.ru/online/0ainmenu-65/43--42009/441-2009-11-16-12-13-15 «Молоко» — «толстый» интернет-журнал]
  2. ↑ [www.portal-slovo.ru/philology/37276.php «Все та же любовь… Проза молодых: мифы и реальность»]
  3. ↑ [lsycheva.ru/biography/criticism/criticism_1988.html Лидия Сычева и «Молоко»: мы говорим первое – подразумеваем второе?]
  4. ↑ [lsycheva.ru/projects/rField/ Как создавалось «Русское поле» – содружество литературных журналов в сети]
  5. ↑ [www.litrossia.ru/2010/28/05410.html Ты — телевизор. Кто — следующий?] // «Литературная Россия». — 9 июля 2010

Ссылки

Отрывок, характеризующий Молоко (журнал)

13 го июня Наполеону подали небольшую чистокровную арабскую лошадь, и он сел и поехал галопом к одному из мостов через Неман, непрестанно оглушаемый восторженными криками, которые он, очевидно, переносил только потому, что нельзя было запретить им криками этими выражать свою любовь к нему; но крики эти, сопутствующие ему везде, тяготили его и отвлекали его от военной заботы, охватившей его с того времени, как он присоединился к войску. Он проехал по одному из качавшихся на лодках мостов на ту сторону, круто повернул влево и галопом поехал по направлению к Ковно, предшествуемый замиравшими от счастия, восторженными гвардейскими конными егерями, расчищая дорогу по войскам, скакавшим впереди его. Подъехав к широкой реке Вилии, он остановился подле польского уланского полка, стоявшего на берегу. – Виват! – также восторженно кричали поляки, расстроивая фронт и давя друг друга, для того чтобы увидать его. Наполеон осмотрел реку, слез с лошади и сел на бревно, лежавшее на берегу. По бессловесному знаку ему подали трубу, он положил ее на спину подбежавшего счастливого пажа и стал смотреть на ту сторону. Потом он углубился в рассматриванье листа карты, разложенного между бревнами. Не поднимая головы, он сказал что то, и двое его адъютантов поскакали к польским уланам. – Что? Что он сказал? – слышалось в рядах польских улан, когда один адъютант подскакал к ним. Было приказано, отыскав брод, перейти на ту сторону. Польский уланский полковник, красивый старый человек, раскрасневшись и путаясь в словах от волнения, спросил у адъютанта, позволено ли ему будет переплыть с своими уланами реку, не отыскивая брода. Он с очевидным страхом за отказ, как мальчик, который просит позволения сесть на лошадь, просил, чтобы ему позволили переплыть реку в глазах императора. Адъютант сказал, что, вероятно, император не будет недоволен этим излишним усердием. Как только адъютант сказал это, старый усатый офицер с счастливым лицом и блестящими глазами, подняв кверху саблю, прокричал: «Виват! – и, скомандовав уланам следовать за собой, дал шпоры лошади и подскакал к реке. Он злобно толкнул замявшуюся под собой лошадь и бухнулся в воду, направляясь вглубь к быстрине течения. Сотни уланов поскакали за ним. Было холодно и жутко на середине и на быстрине теченья. Уланы цеплялись друг за друга, сваливались с лошадей, лошади некоторые тонули, тонули и люди, остальные старались плыть кто на седле, кто держась за гриву. Они старались плыть вперед на ту сторону и, несмотря на то, что за полверсты была переправа, гордились тем, что они плывут и тонут в этой реке под взглядами человека, сидевшего на бревне и даже не смотревшего на то, что они делали. Когда вернувшийся адъютант, выбрав удобную минуту, позволил себе обратить внимание императора на преданность поляков к его особе, маленький человек в сером сюртуке встал и, подозвав к себе Бертье, стал ходить с ним взад и вперед по берегу, отдавая ему приказания и изредка недовольно взглядывая на тонувших улан, развлекавших его внимание. Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его на всех концах мира, от Африки до степей Московии, одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения. Он велел подать себе лошадь и поехал в свою стоянку. Человек сорок улан потонуло в реке, несмотря на высланные на помощь лодки. Большинство прибилось назад к этому берегу. Полковник и несколько человек переплыли реку и с трудом вылезли на тот берег. Но как только они вылезли в обшлепнувшемся на них, стекающем ручьями мокром платье, они закричали: «Виват!», восторженно глядя на то место, где стоял Наполеон, но где его уже не было, и в ту минуту считали себя счастливыми. Ввечеру Наполеон между двумя распоряжениями – одно о том, чтобы как можно скорее доставить заготовленные фальшивые русские ассигнации для ввоза в Россию, и другое о том, чтобы расстрелять саксонца, в перехваченном письме которого найдены сведения о распоряжениях по французской армии, – сделал третье распоряжение – о причислении бросившегося без нужды в реку польского полковника к когорте чести (Legion d'honneur), которой Наполеон был главою.

wiki-org.ru

Молоко (журнал) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Специализация:Периодичность:Сокращённоеназвание:Язык:Адрес редакции:Главный редактор:Учредители:Издатель:Страна:История издания:Дата основания:Последний выпуск:Объём:Комплектация:Тираж:ISSN печатнойверсии:ISSN веб-версии:Доступ:Индекс по каталогу «Роспечати»:Индекс по каталогу «Пресса России»:Награды: [[s:Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Молоко]] в Викитеке
Молоко
Молодое око
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

литературный

1 раза в месяц

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

русский

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Л. Сычева

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Россия22x20px Россия

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

1998

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
К:Печатные издания, возникшие в 1998 году

«Молоко» — русский литературный журнал консервативной направленности.

История

Журнал основан в 1998 году студентами Литературного института из творческих семинаров Р. Киреева, Н. Евдокимова, Н. Старшинова и др. Название — сокращение от первоначального «Молодое око». Издание позиционировалось как журнал русской, традиционной культуры. Публицист Дмитрий Крылов: «Это журнал консервативный. Его консерватизм заметен во вкусах, средствах выражения и подборе авторов»[1].Критик Капитолина Кокшенева: «Вообще „Молоко“ совершенно осознанно ориентируется на реализм как школу, как путь и мировоззрение. Эти позиции близки и саранскому „Страннику“».[2]. Переводчик Александр Андрюшкин: «С самого начала журнал «Молоко» повел себя не совсем обычно, так как почему-то избегал шумной саморекламы»[3].

С 2000 года журнал выходит в интернете, входил в состав исторического портала Хронос, затем в состав содружества литературных журналов в сети «Русское поле»[4]. Веб-редактор МОЛОКА — В. Румянцев. Главный редактор — Лидия Сычева. Среди авторов — Виктор Боченков, Валентин Сорокин, Аршак Тер-Маркарьян, Владимир Пронский, Капитолина Кокшенева, Иван Зорин, Игорь Жданов, Вячеслав Куприянов, Вадим Дементьев, Айдар Хусаинов, Григорий Долуханов, Татьяна Леванова, Ольга Иженякова, Платон Беседин, Екатерина Глушик, Руслана Ляшева и мн. другие литераторы.

В журнале существуют разделы: «Проза», «Поэзия», «Очерк», «Критика», «Полемика», «Драматургия, сценарии», «Дневник писателя», «Эссе», «Беседы», «Будущее России», «Литературные конкурсы и премии» и др.

Журнал открыл российскому читателю украинского прозаика Ульяну Гамаюн, романиста Игоря Удачина, художника Станислава Плутенко и др. В 2009 году журнал первым из столичных изданий опубликовал иркутского прозаика Андрея Антипина.

«Молоко» — общественный проект, его недостаток — отсутствие гонораров для авторов. У журнала есть свой видеоканал на YouTube[5].

Напишите отзыв о статье "Молоко (журнал)"

Примечания

  1. ↑ [http://www.lych.ru/online/0ainmenu-65/43--42009/441-2009-11-16-12-13-15 «Молоко» — «толстый» интернет-журнал]
  2. ↑ [http://www.portal-slovo.ru/philology/37276.php «Все та же любовь… Проза молодых: мифы и реальность»]
  3. ↑ [http://lsycheva.ru/biography/criticism/criticism_1988.html Лидия Сычева и «Молоко»: мы говорим первое – подразумеваем второе?]
  4. ↑ [http://lsycheva.ru/projects/rField/ Как создавалось «Русское поле» – содружество литературных журналов в сети]
  5. ↑ [http://www.litrossia.ru/2010/28/05410.html Ты — телевизор. Кто — следующий?] // «Литературная Россия». — 9 июля 2010

Ссылки

Отрывок, характеризующий Молоко (журнал)

А она преспокойно продолжала рассказывать, будто и не замечая ни наших «лившихся через край» эмоций, ни «щенячьего» восторга наших душ, сопровождавшего её чудесный рассказ. – Вот тогда-то мама и услышала о Венеции... Отец часами рассказывал ей о свободе и красоте этого города, о его дворцах и каналах, о тайных садах и огромных библиотеках, о мостах и гондолах, и многом-многом другом. И моя впечатлительная мать, ещё даже не увидев этого чудо-города, всем сердцем полюбила его... Она не могла дождаться, чтобы увидеть этот город своими собственными глазами! И очень скоро её мечта сбылась... Отец привёз её в великолепный дворец, полный верных и молчаливых слуг, от которых не нужно было скрываться. И, начиная с этого дня, мама могла часами заниматься своим любимым делом, не боясь оказаться не понятой или, что ещё хуже – оскорблённой. Её жизнь стала приятной и защищённой. Они были по-настоящему счастливой супружеской парой, у которой ровно через год родилась девочка. Они назвали её Изидорой... Это была я. Я была очень счастливым ребёнком. И, насколько я себя помню, мир всегда казался мне прекрасным... Я росла, окружённая теплом и лаской, среди добрых и внимательных, очень любивших меня людей. Мама вскоре заметила, что у меня проявляется мощный Дар, намного сильнее, чем у неё самой. Она начала меня учить всему, что умела сама, и чему научила её бабушка. А позже в моё «ведьмино» воспитание включился и отец. Я рассказываю всё это, милые, не потому, что желаю поведать вам историю своей счастливой жизни, а чтобы вы глубже поняли то, что последует чуть позже... Иначе вы не почувствуете весь ужас и боль того, что мне и моей семье пришлось пережить. Когда мне исполнилось семнадцать, молва обо мне вышла далеко за границы родного города, и от желающих услышать свою судьбу не было отбоя. Я очень уставала. Какой бы одарённой я не была, но каждодневные нагрузки изматывали, и по вечерам я буквально валилась с ног... Отец всегда возражал против такого «насилия», но мама (сама когда-то не смогшая в полную силу использовать свой дар), считала, что я нахожусь в полном порядке, и что должна честно отрабатывать свой талант. Так прошло много лет. У меня давно уже была своя личная жизнь и своя чудесная, любимая семья. Мой муж был учёным человеком, звали его Джироламо. Думаю, мы были предназначены друг другу, так как с самой первой встречи, которая произошла в нашем доме, мы больше почти что не расставались... Он пришёл к нам за какой-то книгой, рекомендованной моим отцом. В то утро я сидела в библиотеке и по своему обычаю, изучала чей-то очередной труд. Джироламо вошёл внезапно, и, увидев там меня, полностью опешил... Его смущение было таким искренним и милым, что заставило меня рассмеяться. Он был высоким и сильным кареглазым брюнетом, который в тот момент краснел, как девушка, впервые встретившая своего жениха... И я тут же поняла – это моя судьба. Вскоре мы поженились, и уже никогда больше не расставались. Он был чудесным мужем, ласковым и нежным, и очень добрым. А когда родилась наша маленькая дочь – стал таким же любящим и заботливым отцом. Так прошли, очень счастливые и безоблачные десять лет. Наша милая дочурка Анна росла весёлой, живой, и очень смышлёной. И уже в её ранние десять лет, у неё тоже, как и у меня, стал потихонечку проявляться Дар... Жизнь была светлой и прекрасной. И казалось, не было ничего, что могло бы омрачить бедой наше мирное существование. Но я боялась... Уже почти целый год, каждую ночь мне снились кошмары – жуткие образы замученных людей и горящих костров. Это повторялось, повторялось, повторялось... сводя меня с ума. Но больше всего меня пугал образ странного человека, который приходил в мои сны постоянно, и, не говоря ни слова, лишь пожирал меня горящим взором своих глубоких чёрных глаз... Он был пугающим и очень опасным. И вот однажды оно пришло... На чистом небосводе моей любимой Венеции начали собираться чёрные тучи... Тревожные слухи, нарастая, бродили по городу. Люди шептались об ужасах инквизиции и, леденящих душу, живых человеческих кострах... Испания уже давно полыхала, выжигая чистые людские души «огнём и мечом», именем Христа... А за Испанией уже загоралась и вся Европа... Я не была верующей, и никогда не считала Христа Богом. Но он был чудесным Ведуном, самым сильным из всех живущих. И у него была удивительно чистая и высокая душа. А то, что творила церковь, убивая «во славу Христа», было страшным и непростительным преступлением.

o-ili-v.ru


Смотрите также